Журнал ЕЩЁ

55 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор Борисов
    Это про кого всё и про что рассказывается? А про мужа,про какого по счёту? Если про крайнего,то за что предыдущих уни...Как стать счастли...
  • Владимир Акулов
    И что ? Разве неправильные советы ? Они раздражают только потому , что часто повторяются...Надоели част...10 известных сове...
  • Виктор Шиховцев
    А что, современный секс чем-то кардинально отличается?Современная измен...

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

В новостных лентах мелькают будоражащие народ объявления, например: «Карлос Слим Хелу владеет состоянием в 57 миллиардов долларов!», или даже еще более тревожные – «В течение минуты Билл Гейтс зарабатывает 6 659 долларов!». Много это или мало? Опыт сравнения состояний богатых людей разных эпох

Для большинства простых смертных месячная (а для многих и годовая) зарплата в без малого $7 000 – предел сладких ночных грёз, однако всё познается в сравнении, для чего нужна сравнительная величина и мозговой штурм средней степени интенсивности. Включите любой новостной канал и продолжайте заниматься своими делами – через короткое время вы обязательно услышите (число может быть разным): «…погибли 10 человек».  Вопрос тот же – много это или мало? Универсального ответа не существует.

Если речь идет о десяти «двухсотых» в ходе крупной войсковой операции – терпимо (как бы цинично это ни звучало); если же говорить о пьяной разборке на углу Пятисобачьего переулка (у бывшей бани) – невообразимо много. Сравнительные величины, чтобы понять их истинное значение, следует дифференцировать по обстоятельствам, и если необходимо – по времени и по месту событий. Прогуливающийся, например, по летнему Мадриду в шубе человек будет выглядеть нелепо, но это вполне «лепо» для июльской Антарктиды – важно место события.

Не менее странно будет выглядеть современный человек, добирающийся из Бердичева в Бобруйск верхом на лошади, что естественно для Средневековья – в данном примере важна эпоха. Для нашего исследования определяющим является второе обстоятельство.

Молву о банкире дели на четыре (старая испанская поговорка)

Чтобы понять истинное – в интересующем нас историческом смысле – значение миллиардов Карлоса Хелу, на его нули необходимо наложить не «бабло» живущего с ним в одну эпоху рыночного хищника, а отдаленный по времени материальный аналог. Скажем, активы основателя Римской империи Октавиана Августа, жившего на стыке языческой и христианской эпох. Или состояние «справного хозяина»  эпохи поздних «темных веков» (XI столетие) Алана Руфуса. Что значат семь тысяч ежеминутно капающих в карман Б. Гейтса долларов в сравнении с хасмонейским, извините, кикаром времен царя Симона? Да разве можно – резонно возмутится рыночный меняла – сравнить зеленую вкусняшку с портретами симпатичных старичков и какой-то затрапезный кикар чуть ли не Юрского периода? Да и что это за валюта такая, прости Господи, – кикар… Сравнивать действительно смешно, поскольку по покупательной способности (игнорируем историческую, нумизматическую, эзотерическую и прочую ценность) одна такая «купюра» эквивалентна двадцати миллионам американских долларов самого свежего помола,плотно утрамбованным в десяток чемоданов фирмы Samsonite Cubelite.

Иначе говоря, на один «затрапезник» сегодня можно приобрести две дюжины раритетных «Porsche 959» – еще и на пару тонн черной осетровой икры останется. Другой вопрос, под охраной каких «Вагнеров» и в каких барсетках олигархам Иудеи и бизнесменам Ханаана приходилось таскать с собой более двух пудов (34.2 кг – именно столько весил хасмонейский кикар II века до н.э.) чистого золота – и приходилось ли? После разгрома войск Митридата у Афин (ну, вы помните) консул Луций Корнелий Сулла (не путать с жившим в то же время консулом по имени Публий Корнелий Сулла) конфисковал и вывез из Парфенона в свой обсидиановый чулан кое-какие безделушки – 60 золотых и 600 серебряных талантов. Вопрос прежний — много это или мало? Что в сравнении с блестящими во всех смыслах талантами римского патриция значат яхты, виллы и самолеты толстосумов Миллениума?

Сколько «симпатичных старичков» дали бы сегодня за простую афинскую драхму времен Сократа? А за серебряную сестерцию времен Цезаря или за римский золотой денарий (тот самый, что на знаменитом полотне Тициана)? Что можно было бы купить нынешнему миллионеру в Лондоне эпохи Оливера Кромвеля? Сколько в современных евро стоила добротная пароконная карета времен Людовика ХIV? Сколько весил в XV веке фунт стерлингов – что за него можно было купить на Смитфилдском лондонском рынке? Или даже так: смог ли бы сегодняшний банковский воротила приобрести тамплиерские рыцарские доспехи эпохи Филиппа IV Красивого? Причем вместе с бронированным лошадиным комбинезоном – трудно представить уважающего Христа средневекового рыцаря, отправляющегося в Крестовый поход  на засиженном мухами ишаке или даже пешком. Издание «Time» просвещает сетевых зевак:

«Когда Forbes оценивает 500 самых богатых людей, аналитики должны не только просеять горы данных, но и решить, что в принципе можно назвать богатством».

Как видим, даже для Forbes с его огромным штатом умных людей сравнение богатств даже одной эпохи – занятие непростое хотя бы в силу множества «плавающих» переменных, произвольно трактуемых в любую сторону. Но вопрос поставлен правильный и очень ёмкий — что в принципе можно назвать богатством? В своем не материальном сегменте богатство всегда есть величина относительная и крайне субъективная, которая, к тому же, с большим скрипом коррелируется по эпохам.

Как, например, измерить богатство средневекового Ватикана и его пап, в отдельные периоды владевших третью всех италийских плодородных земель? В феодальную эпоху обладавший абсолютной политической властью сеньор легко мог конвертировать эту власть в материальные приобретения (в виде земель вместе с вассалами и крестьянами) – но он этого не делал. Почему? Видимо, потому, что поглощение чужих экономических активов не компенсировало наносимого при этом рейдеру какого-то другого — явно не материального — ущерба. Чтобы понять, в чем тут дело, достаточно вспомнить сочно описанную Морисом Дрюоном «сладкую парочку» из династии Капетингов — злобного мачо Робера д’Артуа и его ядовитую в прямом смысле этого слова тетушку Маго д’Артуа, на протяжении более четверти века (1302-1329 гг) азартно деливших своих и чужих вассалов. Что, кстати сказать, стоило жизни трем кряду королям Франции (одного ядом накормила тетушка, двоих смертельно ранило по касательной). Мало того, таки сбежавший в Англию шкодливый племянничек по сути и начал против своей родной Франции войну, названную позже Столетней и стоившую жизни не только славной девушке Жанне, но и королю Англии Генриху V, о котором теперь пару слов придется сказать ниже. В замкнутом элитном пространстве богатство и власть — далеко не всегда одно и то же; чаще — наоборот.

Британская Вики разъясняет методологию определения современных богатств так: «Каждый год с Forbes сотрудничает команда из более чем 50 журналистов из разных стран, которые отслеживают деятельность самых богатых людей в мире. Предварительные опросы рассылаются тем, кто может претендовать на этот список. Согласно Forbes, они получают три типа ответов – некоторые люди пытаются раздуть свое богатство, другие сотрудничают, но опускают детали, а некоторые просто отказываются отвечать на любые вопросы». 

Раздувают, опускают, отказываются – остается доверять открытым данным. Пытаемся определиться по отечественным таблоидам, для чего обращаемся к первому попавшемуся новостному агентству. Сообщается, что на конец 2018 года рейтинг самых свирепых буржуев планеты возглавил Джефф Безос с состоянием в $126.2 млрд. Доверяй, но проверяй: по другому источнику сталкиваемся с случаем журналистского «дружеского огня»:

«По состоянию на 19 декабря 2018 года состояние Джеффа Безоса выросло до $112 млрд».

Кому верить? Чума на оба ваших дома – третий источник по той же дате засветил третью циферь.

Ладно, перемещаемся за «большую лужу». Аризонский таблоид ABC15 (который по характеру его деятельности следовало бы давно переименовать в «баблоид»), аккуратно подтирает нос отечественным специалистам по выворачиванию чужих карманов:

«Amazon CEO Jeff Bezos has lost roughly $42 billion since his net worth and  peaked in early September at $168 billion , according to the Bloomberg Billionaires Index». Иначе говоря, согласно АВС15 со ссылкой на Bloomberg, на начало сентября 2018 года владелец компании Amazon Д. Безос успел упаковать в свою кубышку аж 168 миллиардов долларов. Куда отечественные конспирологи заныкали порядка $50млрд (суммарный годовой ВВП, на минуточку, таких стран, как Украина и Белоруссия) пусть выясняют генералы охранного отделения Amazon, а мы открываем надежный, казалось бы, нейтральный источник – французский «Капитал», – и читаем латиницей по светло-серому:

«Depuis qu’il a fondé Amazon en 1994, Jeff Bezos a amassé une fortune de 155 milliards de dollars».

Что в переводе с бусурманского значит – «Все врут!», поскольку на начало декабря 2018 года состояние Д. Безоса, если верить французам, составляло $155млрд.

В общем, сами видите, что получается: «раздувают» и «опускают» все, кому не лень, а уж сравнивать валютные системы разных эпох и приводить их к единому материальному знаменателю – дело почти безнадежное. Самое, казалось бы, логичное – поправка на инфляцию (кривая которой известна) – быстро заведет нас в тупик, поскольку большая часть до-современного богатства хранилась в активах, которым сегодня нет аналогов, что верно и в обратную сторону. Если стоимость средневековой буренки можно сравнить по стоимости с современным мычащим аналогом, то что делать с ветряной мельницей или с телефоном даже конца XIX века – их-то с чем сравнивать? С АЭС и с медным колокольчиком, при помощи которого хозяин замка Броуди «набирал номер» прислуги? Ничего не дадут и сырьевые ресурсы, поскольку с пониманием их важности стоимость на них – с поправкой на инфляцию – росла даже быстрее, чем американцы печатали свои доллары.

Упомянутый выше король Филипп IV Красивый (см. ниже) пивал и едал от пуза и вообще был одним из самых богатых людей своего времени, но даже за тонну золота никто не привёл бы в порядок его сгнившие до корней зубы (живая иллюстрация к старой французской пословице: «Дал миндаля Всевышний, да жаль все зубы вышли»). Сегодня же любому таксисту за ближайшим углом доступны не только электрические зубные щетки, но и такие «миндаля», как сверхпрочные белоснежные челюсти во все 32 клыка, превращающие в Филиппа Кирко Брэда Питта любого павиана и способные с хрустом перемалывать кости диплодока. Бизнес-карьера крупнейшего монарха средневековой Южной Европы Фердинанда II Арагонского по прозвищу Католик (короля Кастилии, Арагона, Неаполя и даже, кажется, Сицилии) завершилась вполне по тем временам штатно: благочестивого олигарха насмерть заели вши. Нечего и говорить, что наш современник с зарплатой даже менее $7 000 в пятилетку вряд ли согласился бы добровольно обменяться с Фердинандом II занимаемыми должностями, особенно если бы догадался поинтересоваться активностью пользователя с ником «Католик» в социальных сетях.

Жил король на стыке XV-XVI вв, но кормить вшей европейцы на пару с бездомными котами начала еще до нашей эры, причем «продовольственную корзину» паразитов они щедро наполняли едва ли не до ХХ века (что не мешает им сегодня высокомерно тыкать в нашу сторону недавно отмытыми и очищенными от вшей конечностями – «Ох, уж эта немытая Россия!»). Так, упомянутый выше римский олигарх Луций Корнелий Сулла сыграл в ящик от той же самой вшивой болезни, хотя жил этот несчастный, напомню, еще в I веке до н.э. – куда более «санитарном», чем эпоха Средневековья и особенно «темных веков». Ненасытные насекомые до костей выжрали его живую благородную плоть. Ну и как, сильно помогли Луке Корнеевичу отжатые у греческих богов 150 миллионов долларов? Примерно столько вы могли бы погрузить в небольшой вагончик, если бы продали сегодня содержащийся в 60 золотых и 600 серебряных талантах металл. Европейские традиции живучи, – перехватив власть у Рима, Ватикан не только не предал анафеме кормежку вшей собственным мясом, но даже объявил это дело «христианским подвигом». Вши – «божьи жемчужины», как о них писали в своих циркулярах аббаты с кардиналами, — официально признавались верным признаком святости; чем больше их было на теле человека, тем более святым он считался. Воистину каждому свое: прихожане объявляют борьбу за всеобщую грамотность; их пастыри – за поголовную вшивость.

Из Южной Европы, если вы не против, переместимся в средневековую Англию. Один из наиболее воспетых полководцев Столетней войны король Англии Генрих V (тот самый), обладавший солидным наследством, капитулировал в войне с собственной прямой кишкой и умер от дизентерии, так по-настоящему и не вкусив сладкий олигархический плод. Правда, в доиндустриальную эпоху число различных VIP-плюшек было невелико и часто (как и во времена Рима) ограничивалось умопомрачительными застольными оргиями на киликийский манер с галльскими затеями – очень много вина и проституток, и совсем мало благочестия. Прежде чем все же попытаться сравнить размеры и смысл богатства состоятельных людей разных эпох, необходимо внести поправочный коэффициент, состоящий из пяти связанных между собой факторов.

География

Лайза Пикард, автор монографии «Викторианский Лондон», так описывает условия, в которых протекала жизнь лондонских буржуев середины ХIХ века.

«Темза воняла. Основной составляющей были человеческие отходы. Люди, очищавшие выгребные ямы, продавали человеческие экскременты как полезное удобрение для питомников и ферм за пределами Лондона. Иногда из окна на незадачливых прохожих или на улицу выливали ночной горшок, его содержимое добавлялось к разнообразной мешанине из дохлых собак, лошадиного и коровьего навоза, гниющих овощей. Дождь смывал большую часть всего этого в Темзу. В Вестминстере от сточной трубы, по данным обследования 1849 года, «тошнотворный запах проникал в дома и дворы, которым она служила». В Белгрейвии, на Гровенор-сквер, Ганновер-сквер и Беркли-сквер – в аристократических (! – авт.) районах Лондона – «ужасно пахло, даже внутри, в домах высшего общества».

Летом 1858 года, пишет Л. Пикард,

«Темза воняла настолько сильно, что находиться в Вестминстерском дворце в покоях, выходивших на реку, стало не только непереносимым, но и – если верить в теорию миазмов – опасным». Вестминстерский дворец (см. ниже) это не Владимирский централ и даже не армейская конюшня, как могло бы показаться, а заново (после пожара 1834 года) отстроенный британский Парламент с современной для середины XIX века канализационной системой. В дворце располагались залы заседаний Палаты лордов и Палаты общин, Верховный суд Англии и множество просторных кабинетов для уютных посиделок стареньких сэров, пэров и мэров в похожих на поседевшие бигуди паричках. Здесь же располагалась Королевская галерея и проходили важные государственные церемонии: коронации, приветствия, обращения, проклятия, лобзания и прощания с телами преставившихся номенклатурщиков. И все – под непереносимую вонь, годами и столетиями. И так – во всем Лондоне, и особенно в аристократических районах, которые по престижным предписаниям примыкали к зловонной набережной.

Кто-то может представить современное высшее общество – от Лондона до Рио с его жуткими фавелами – которое мирились бы с подобными условиями существования (жизнью это назвать трудно)? Что фужер тонко-ароматного Chateau Mouton-Rothschild, что банка с прокисшим пивом – все едино, да и нежный бекон можно подменить старой каучуковой подошвой – ценность продукта в его запахе, а пахло отовсюду дохлыми бобиками, навозом всех мыслимых фасонов и прочей гнилью.

Выйдешь на улицу, чтобы запрыгнуть в «Ягуар» (через час «Челси» играет с «Ливерпулем»!) – на твою голову кто-то выливает содержимое ночного горшка… Высадился у «Стэмфорд Бридж» – сверху прилетает новая порция, погуще и поароматней. Я даже думаю, что затворник Холмс беспрестанно возился с химикатами и стрелял в стены свой комнаты затем, видимо, чтобы химическими и пороховыми газами хоть как-то заглушить уличный смрад. Арендовал, скажем, лорд Бересфорд где-нибудь в Сент-Джонс-Вуде крутую «бабочку» (кстати, по подсчетам епископа Эксетерского, в 1841 году в Лондоне насчитывалось 80 тысяч проституток), – и что же? В темноте должно было казаться, что рядом лежит не ласковая нимфа с классическим по тем временам телесным стандартом 100х200х300, а разлагающийся труп лошади. Не по этой ли причине Джон Бересфорд (см. ниже) регулярно избивал свою пухленькую Кристину? Человек, видимо, был не только храбрый, но и ловкий, — иначе непонятно, как можно поколотить жену и при этом не запутаться в собственных рукавах… Ну и как, по вашему мнению, могли лондонские олигархи жить в таких условиях и быть счастливыми? Как часто гостили бы у них капризный Роман Абрамович и брезгливые ведущие российских новостных каналов? Всего-то развлечений — по вонючим переулкам пошастать, напиться до поросячьего визга да жену поколотить.

Выход – пусть с опозданием – был подсказан французским экономистом и культурологом Жаком Аттали в 1991 году, и изложен им в книге «Линии горизонта» (у нас она вышла под заголовком «На пороге нового тысячелетия»).

Автор рисует стиль жизни мировой космополитической элиты («неокочевников» или «номадов»), которая проводит жизнь в бесконечных перемещениях по всему миру, нигде подолгу не задерживаясь. Ж. Аттали, как было сказано, со своим проектом несколько опоздал – во всяком случае для Лондона. Условия жизни в столичной помойке подвигли Стивенсона еще во второй половине XIX века выписать в романе «Потерпевшие кораблекрушение» образ братьев – будущих «номадов».

«Оказалось, что они неделю назад приехали из Лондона, захватив с собой только пальто и зубные щетки. Отсутствие багажа – вот тайна жизни. Несколько дорогостоящая, разумеется, поскольку каждый раз, когда вам нужно причесаться, приходится платить парикмахеру, и каждый раз, когда нужно сменить белье, приходится покупать новую рубашку, а старую выбрасывать; однако можно пойти на любые жертвы (доказывали братья), только бы не стать рабом чемоданов».  Ранее последней трети ХХ века «неокочевничеству» препятствовали отвратительные пути сообщений, стихийный и организованный криминал, а также отсутствие связи, комфортных отелей и единой банковской системы. Сегодня же «неокочевников» мы каждый день видим по телевизору и читаем о них в прессе: география перестала быть фактором, отравлявшим жизнь состоятельных людей планеты – иногда отравлявшим в буквальном смысле слова. По этому пункту преимущество, таким образом, получили современные владельцы больших состояний.

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

Соломон, Цезарь, Гейтс, Муса… Кто богаче?

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх